Анна Бураго - президент Ассоциации иппотерапевтов Украины, человек, который знает о лошадях все. Значительную часть жизни она вместе с командой работает в направлении иппотерапии - методе лечения, основанный на взаимодействии человека со специально обученным конем, адаптированным к возможностям больного, для лечения разного рода болезней. В ее практике сотни спасенных детей, стали чувствовать себя лучше. Кто такие лошади на самом деле и как они могут быть полезны людям? Как работать с детьми и их родителями и чего может научиться человек в коня? Все это Ритмы Медиа.ink узнали у Анны Бураго, поехав на Киевский ипподром.

Бураго
Анна Бураго

медицинский психолог, основательница и руководитель, иппотерапевтического центра Spirit и президент Ассоциации иппотерапевтов Украины

Как все начиналось

Мне порекомендовали заняться иппотерапией. Я закончила факультет международного права, но второе образование - медицинская психология. И когда я собиралась в аспирантуру, в профессора, доктора медицинских наук Анатолия Чуприкова, он сказал мне, что детям с аутизмом нужна иппотерапия. Он тогда возглавлял Детский психиатрический центр на Павловской, стал поддерживать меня и я начала дело, поскольку с детства занималась конным спортом. Я начала много учиться, в 2013-м возглавила Ассоциацию иппотерапевтов Украины, а в прошлом году вошла в Международную федерацию тренингов и терапии с лошадьми, в которой более 54 стран. Теперь Украина имеет там право голоса.

Как происходит процесс лечения

Мы занимаемся с детьми, но сейчас будем открывать и взрослый направление. У нас много различных программ: классическая иппотерапия направлена ​​на лечение заболеваний опорно-двигательной системы (церебральный паралич, нервные тики, инсульт) и лечения психоэмоциональных расстройств (задержка развития речи, психического развития и т.п.).

Конь действует на человека, воздействуя на внутренние рецепторы, расположенные в наших тканях и связках, а также влияет на центральную нервную систему человека через колебания, которые идут от самого коня. Колебания идут вверх-вниз, влево-вправо, вперед-назад. Все зависит от лошади - какой даст более колебаний вперед-назад, какой в ​​другом направлении. Поэтому их специально готовят и под каждого человека можно выбирать своего коня. Выбор зависит от роста и веса самого человека, а также от такта лошади - некоторые ходят плавно, некоторые динамичнее. Например, для совсем маленьких детей с церебральным параличом нужен конь, будет почти плыть.

На коня мы сажаем только тогда, когда ребенок может готова сидеть. У нас есть упражнения в зависимости от того, что ребенку необходимо и мы прописываем в программе. В команде с пациентом работают три человека: инструктор по иппотерапии, который проводит занятия, коневодство, ведущий лошадь и помощник, который страхует ребенка.

Методика сложна тем, что нужно уметь обращаться с лошадьми. Без знания лошадей стать иппотерапевтов невозможно. Они могут быть непредсказуемыми, поэтому люди, которые с ними работают, должны учиться методам и иметь соответствующие сертификаты и образование - медицинское или психологическое. С 2017 года Ассоциация иппотерапевтов Украины (в которую мы входим) совместно с Национальным медицинским университетом проводят курсы по подготовке специалистов по иппотерапии. По завершению курса человек и получает сертификат.

Об ответственности за детей

Я вообще делю людей на ответственных по жизни и тех, кто желает уйти от ответственности. Если человек любит ответственность - для нее это легко. Но конечно, присутствует человеческий фактор. Даже у лучшего специалиста бывают неудачи, сколько первоклассных хирургов, которые не смогли спасти пациентов.

Мы понимаем степень ответственности и прежде всего - это безопасность.

О работе с родителями

Я вижу родителей, несмотря на сложность ситуации, все равно занимаются своими детьми, вкладываются в них. Люди все разные, некоторые слишком беспокоятся. Эти родители, у которых например, ребенок с аутизмом - большие герои, ведь они взаимодействуют с детьми каждый день и это не так просто, как кажется на первый взгляд. Они находят силы, любовь, пробуют разные виды реабилитации.

Бывает так, что мы занимаемся с ребенком и видим результат, а родители не видят. Это вопрос веры и понимания. Поэтому всех родителей, которые приходят со своими детьми к нам, мы обязательно сажаем на коня, чтобы они почувствовали все сами, и поняли, как происходит процесс.

О взаимодействии человека и лошади

Если мы говорим о маленьких больных детей, то взаимодействие происходит через движение, через прикосновения, через контакт. Вряд конь хочет этого контакта - скорее он просто присутствует. Ребенок же касается лошади, занимает его, чувствует его колебания, смотрит как он ест.

Если говорить о взрослых, то лошадь проявляется совершенно естественно - это олицетворение нашей чувственной основы. У лошади очень сильное поле и он моментально считывает, что происходит в этом поле. И начинается самое интересное - как проявляется лошадь и как человек. Конь всегда чувствует, в каком состоянии к нему приходит человек, собирается проявлять агрессию, имеет добрые намерения. Спортсмены в этом плане амбициозные, они могут проявлять себя слишком жестко. Но борьба за власть неэффективна - нужно сотрудничество с лошадью.

О зарубежных коллег

Есть коллеги, которые намного впереди. Мы, в Украине, только начинаем психотерапию с лошадьми, а есть люди, которые занимаются этим десятилетиями. А вот в детской иппотерапии мы успешные и учим других. Еще в США практикуют йогу на лошадях, мы такого не делаем, но это интересно. Учиться всегда есть чему.

О балансе и гуманность

Лошадь должна жить на природе. Но в наше время он там не выживет. Если вспоминать историю, то на природе жили лошади по 1 м 30 см. У нас в районе Чернобыльской зоны развелись дикие лошади, но им сложно выжить, на них охотятся волки. И даже сломанная нога - для лошади это проблема. Поэтому запрет заниматься с лошадьми - это крайность, которая приведет к гибели самих животных.

С другой стороны, начнем заботиться о себе тоже. Если мы сами будем частый контакт с природой, то у нас появится больше гуманности и к животным тоже.

С другой стороны, начнем заботиться о себе тоже. Если мы сами будем частый контакт с природой, то у нас появится больше гуманности и к животным тоже.

Работать с лошадью можно гуманно и негуманно - все зависит от человека и от методик. Лошадь - это животное непредсказуемое, сила такова, что она может убить и с ней нужно уметь установить отношения. То есть гуманность должна быть адекватной.
Во всем должны быть рамки и границы. Когда у ребенка, например, их нет, то она начинает проверять, где та точка, где ее остановят. «Покажи мне границы» - транслирует ребенок.

Бить же нельзя никого. Показать границы - можно, но с пониманием и в нужный момент. Родители ограничивают из чувства любви - и это очень важно.

О привязанность к лошадям и дистанцию

Дистанция нужна и с нашими родными, и с любимыми людьми. Потому что с расстояния видно, что я - это я, а ты - это ты. Сначала границ нет, а затем происходит сепарация - это естественно. Конечно, мы любим своих лошадей. Каждый, кто работает с определенным конем к нему привязан. Складываются отношения, ты уже знаешь поведение лошади, его характер.

Чего может научиться современный человек в лошадей?

У лошади очень высокий уровень чувствительности, свои правила в табуне. В групповой психотерапии есть такая практика, когда ты в закрытом пространстве (на манеже) и выпускают свободный табун, а ты должен сделать все, чтобы лошади к тебе подошли. Ты не можешь их потянуть! Если ты будешь не с теми мыслями и чувствами - лошадь не подойдет. Интересно настроить себя так, чтобы лошадь добровольно подошел. Эти практики развивают чувствительность и лечат Алекситимия (отсутствие чувствительности).

Ты встречаешься с собой в такой практике, а затем с психотерапевтом эту вещь прорабатывает. Когда я попыталась это сама, то была поражена, ведь у тебя нет сахара, никаких приманок.

А еще расстановки с лошадьми (как практика по Хелингеру). Конь сразу изображает поле расстановки. Ты формулируешь запрос, расставляются фишки с целями и смотришь, как лошади с ними взаимодействуют, процесс очень интересен. Когда я сама проходила эти расстановки, то имела цель - сохранять внутреннюю целостность. Табун тогда побежал ровно в ту сторону куда я не хотела, чтобы они подходили. Я расплакалась, меня это задело. Теперь я понимаю, что нужно наоборот убирать в жизни защиты. Кони показали мне совершенно другую картину моей жизни и это очень помогло. После более 20 лет практики - это для меня самые невероятные вещи. В мире есть университеты, где психотерапия с лошадьми является обязательной дисциплиной. Мы же планируем развивать это направление в Украине.

текст: Екатерина Гладкая
коллажи: Виктория Майорова

Похожие материалы

Популярные материалы

Вы попали на beta-версию сайта rytmy.media. Это означает, что сайт находится в стадии доработки и тестирования. Это поможет нам выявить максимальное количество ошибок и неудобств на сайте и сделать сайт удобным, эффективным и красивым для вас в дальнейшем. Если у вас что-то не работает, или вам хочется что-то улучшить в функционале сайта - свяжитесь с нами любым удобным для вас способом.
BETA